Business is booming.

Что ждет Белоруссию в случае смены власти?

0 20

Что ждет Белоруссию в случае смены власти?

Белоруссию, похоже, ждут непростые времена. Как известно, Брюссель недавно запретил белорусским авиакомпаниям осуществлять рейсы в аэропорты Евросоюза и совершать полеты над территорией ЕС, а европейским перевозчикам рекомендовано отказаться от полетов в воздушном пространстве РБ. Некоторые эксперты оценивают потенциальные потери белорусского бюджета в сотни миллионов долларов в год.

И это только начало, Евросоюз обещает еще и секторальные санкции. Под них могут попасть производство калия и нефтеперерабатывающие мощности, возможно также перекрытие транзита газа. Если все это будет реализовано, то по белорусской экономике будет нанесен серьёзный удар. Серьезный настолько, что политические противники Лукашенко пророчат скорое падение его «кровавого режЫма».

Но стоит ли радоваться такой перспективе? Ведь кардинальная смена политической власти обычно сопровождается сменой экономической системы. Давайте вспомним, чем для большинства стран с социалистическим бэкграундом оборачивалась либерализация экономики.

Возьмем солнечную Болгарию. В 1989 году страна достаточно спокойно рассталась с советским прошлым: в результате тихого бескровного переворота генсек Тодор Живков был отстранен от власти, а потом и осужден (срок отбывал под домашним арестом). Но в 90-е экономика страны испытала серьёзный кризис: уровень жизни населения значительно упал, и только в 2004 году страна смогла выползти на уровень 1989 года.

К слову, на фоне экономических проблем популярность опального Живкова стала расти, и в 1996 году он был помилован. В том же году в экономике произошёл очередной кризис, который привёл к росту годового уровня инфляции до 311% и девальвации болгарского лева. В 1997 году Союз демократических сил (UDF) выиграл парламентские выборы и начал экономические реформы, согласованные с Международным валютным фондом и Всемирным банком.

Формально они привели к стабилизации в экономике, подъёму промышленности и усилению притока иностранных инвестиций в страну. На деле же все было не так радужно.

Вспоминает эксперт-балканист Ирина Цыплакова:

— В январе 2008 года группа российских журналистов прилетела в Болгарию освещать первый визит в эту страну президента Путина. В Софии мы сразу обратили внимание на то, что на многих фасадах многоэтажных домов виднелась копоть, стены местами были практически черными, как после сильного пожара. Сопровождающий объяснил, что зима выдалась холодной, поэтому люди, которым за неуплату отключили отопление, пользовались самодельными металлическими печками, выводили трубу за окно и топили дровами и углем, обогревая не всю квартиру, а только одну спальню. В голове не укладывалось, что в столице так много людей вынуждены отапливать комнаты «по черному».

Еще один показательный пример — Югославия. Иосип Броз Тито умудрялся с комфортом сидеть сразу на двух стульях — советском и американском, получая от обеих сторон всевозможные преференции. Югославы на всех остальных обитателей соцлагеря посматривали свысока. Очень свысока. Ведь они могли свободно выезжать за границу, многие работали в сопредельных капстранах, приезжая домой на выходные. При этом внутри страны поддерживался высокий уровень зарплат, чтоб не было разительной разницы с загнивающим Западом.

Под порывами «ветра перемен» богатая и процветающая Югославия распалась на национальные государства. В каждом — целый ворох проблем: от бедности и безработицы до национализма и коррупции. Сербия, например, продолжает терять свои исторические земли. Косово де-факто уже независимое государство, на очереди еще два региона — Новопазарский Санджак, где больше половины жителей — мусульмане, и Воеводина со значительной долей венгерского населения. Не избежала эта страна и экономических потрясений.

— Когда у нас произошла «революция», всем обещали манну небесную, новые заводы, рост производства, увеличение зарплаты, больше прав, стабильность, развитие экономики, социальные выплаты и высокий уровень жизни, — вспоминает Драган Станоевич, лидер Всесербского движения Патриотов Родины и Диаспоры «РОД». — В итоге все заводы, которые имели производство, ориентированное на экспорт, были закрыты, наши конкурентноспособные товары просто перестали производится. Один пример: в городе Прибой был крупный завод грузовиков ФАП (Корпорација Фабрика Аутомобил Прибој – серб.) раньше тут по лицензии производились грузовики Mercedes-Benz, работало около 7000 тысяч человек и выпускалось почти 8000 грузовиков в год. Сейчас этот завод производит 10 грузовиков в год, и то для армии, работает 400 человек, остальных — на улицу. Подобное случилось с большинством заводов в Сербии.

Зато открыли в беспошлинных зонах несколько десятков фирм из Турции, Германии и других стран, там собирают какие-то детали на экспорт, от которого страна ничего фактически не имеет, а работники этих фирм получают зарплату ниже, чем раньше была на государственных заводах. Если работник заболеет, то его просто увольняют. Люди болели коронавирусной инфекцией — их тоже уволили.

Молодёжь уезжает из страны, специалисты с высшим образованием, рабочие, и у нас получается в год около 60000 человек уезжает. Для семимиллионной Сербии это два города в год!

Либеральная система — это тоталитарная система, страшнее всех других нам известных! — таково мнение Драгана Станоевича.

Кого бы еще вспомнить? Наши бывшие союзные республики? Например, многострадальную Украину, идущую в либерально-демократическое будущее семимильными шагами? По данным Федерации мигрантов РФ в настоящее время, несмотря на пандемию COVID-19, в России зарабатывают на хлеб с маслом 4 миллиона украинцев (в Польше их еще больше). Речь не о специалистах высокого класса, а о разнорабочих, водителях, официантах, нянях, продавцах… Либерализация экономики по рядовым гражданам и там прокатилась катком.

При этом надо иметь ввиду: страны, о которых мы вспомнили, принимались за реформы в более благоприятные времена. Сейчас все еще продолжается пандемия, которая уже вызвала очередной мировой экономический кризис. Это значит, что на щедрость со стороны МВФ и Всемирного банка рассчитывать не приходится, каждый доллар придется долго выпрашивать, а потом за него отчитываться. Многие предприятия уже из-за пандемии и так оказались в убытке, пострадали целые отрасли, а если еще будет форма собственности меняться?

Приватизация всегда оборачивается сокращением рабочих мест, куда девать освободившиеся рабочие руки, когда в сопредельных государствах — кризисная ситуация. Сельское хозяйство тоже пострадает, как только государство сократит дотации, фермерство станет невыгодным, и произойдет то же, что в Болгарии, Сербии и на Украине — земли начнут скупать иностранные инвесторы.

А пока — Белоруссия ожидает 500 млн долл. второго транша госкредита от РФ. По словам Дмитрия Пескова, деньги поступят «в ближайшее время». Напомним, о кредите в 1 млрд долл. стороны договорились еще в декабре прошлого года.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × 5 =